Следующий уровень2019-01-31T18:18:38+00:00

Project Description

«Следующий уровень»

Куратор выставки: Екатерина Иноземцева

Number Of Inline Columns

Set the number of columns the text should be broken into.
IMPORTANT: This feature is designed to be used for running text, images, dropcaps and other inline content. While some block elements will work, their usage is not recommended and others can easily break the layout. Default currently set toёsing default value

год 1980

ЦСИ «ВИНЗАВОД», Цех Белого 2017

Екатерина Иноземцева, куратор выставки

Главный сюжет выставки «Следующий уровень» развивается вокруг взаимоотношений произведения искусства или шире — изображения и смотрящего на него. Изношенность самого понятия изображение, постепенно истощаемый запас образов, приемов и самих художественных средств создает парадоксальную ситуацию, когда мы, зрители, наделяем значением образы того, что появляется перед нами в виде картины, графической серии или даже выставочной стены с идеальной развеской. Логутов занимает позицию медиатора, идеального посредника между изображением и зрителем, любовно собирая протомодернистские или модернистские композиции, исследуя возможности современной оптики и восприятия произведений искусства.

Метафора зрения, «расширенного смотрения», как когда-то сформулировал классик русского авангарда Михаил Матюшин, разворачивается и в архитектуре выставки: она устроена как своеобразный каталог различных возможностей и форм жизни так называемого белого куба, идеального (до сих пор по мнению многих) выставочного пространства, где ничто не отвлекает от
значительности происходящего в нем. При этом в каждом из блоков есть различные элементы (прорези, отверстия и пр.), которые делают все пространство транзитным, открывают неожиданные перспективы и точки обзора, формируют новые, неожиданные ситуации наблюдения за искусством.

Однако выставка «Следующий уровень» — это не только каталог, холостое перечисление вариантов «смотрения» на искусство: к ней применима логика и лексика органической жизни. В начале происходит рождение картинного пространства, выделение его как факта другой, художественной реальности, затем отдельные элементы «ищут свое место» на поверхности, колеблются, выбирают траектории движения, наконец, собираются в отдельные произведения и композиции, затем вводится условная человеческая фигура, зритель, который фиксирует совершенное, зрелое состояние произведения искусства, «готовое» для публичного показа, и попутно вызывает в нас рефлексию другого порядка —собственно картина (видео, графика) от нас удаляется, мы отстранены от нее и сосредоточены на том, что смотрим на зеркальную сцену «осмотра выставки», изображенную на картине. Потом зритель исчезает, картина начинает «сбоить», связи между отдельными элементами ослабляются, и «клетки», бывшие в системе, начинают самостоятельное движение. Далее процессы распада усиливаются, обнажается материал картины, крестовина подрамника; все выхолащивается Екатерина Иноземцева, куратор выставки до чертежа, блок-схемы неизвестных процессов. И в результате — словно под воздействием какого-то притяжения — картина перестает быть отдельным объектом, они сцепливаются друг с другом, штабелируются, утрачивают смысловую и экспозиционную ценность. И в этот момент обнаруживается пустота, провалы физического пространства, которые обращаются в своего рода метапространство, где живут воспоминания о выставке, впечатления, данные в цифровых фотографиях. Образ как таковой словно высвобождается, избавляется от «медийных пут», но пока непонятно, зачем ему столько свободы, он становится предчувствием или воспоминанием о «невещественных» отношениях.

Вид выставочного зала

План выставочного зала. Архитектурное бюро GRACE, архитектор: Екатерина Головатюк

Вид экспозиции первого блока

Комментарий куратора к экспозиции первого блока

Нелокализованное свечение

В этой наиболее классической вариации «белого куба» собраны работы, которые обозначают пространство, потенциальное присутствие произведения; они суть фон, напряжение поверхности, первые жизнеспособные элементы, которые впоследствии превращаются в самостоятельную форму жизни. Перед нами — «светящийся, атмосферный туман», избегающий локализации; материальность картины как будто ослаблена. Это имеет мало общего с экспериментами американских минималистов, например, Роберта Раймана или Агнес Мартин, когда картина является полноценным высказыванием, автономной сущностью. Скорее, это напоминает цветовые таблицы Матюшина и его учеников, когда они разрабатывали систему «зорвед». Это выведение, пользуясь опять же терминологией Матюшина, «гармонизатора» будущих отношений между элементами картины. Логутов словно проверяет инстинкт глаза (своего и зрительского), обучается вместе с публикой новой оптике.

Вид экспозиции первого блока